Поделиться статьёй:
Александр Невзоров

Советский и российский журналист, репортёр, телеведущий, публицист. Режиссёр, сценарист и продюсер документальных фильмов. Политик, депутат Государственной думы четырёх созывов. Ипполог, основатель, «мастер и наставник» школы «Nevzorov Haute Ecole». Советник генерального директора «Первого канала»

Посмотрите, распишетесь. Ну ничего, а чем мы хуже. А чем Сталин хуже Наполеона и Кромвеля. Это первое. Но не главное на мой взгляд. А главное другое. Сталин — это стиль. Сталин  — это определенная система, с позволения сказать, ценностей. Которая если вывести за скобки ужасы, связанные с репрессиями, дикую кровь, которая нынешней власти не нужна, то все остальное в конечном счете очень нравится нынешней власти. Потому что Сталин это бедная, скупая жизнь, это затянутые пояса, это железный занавес. И это гордость за державное величие своей страны, которую все боятся. То есть, иначе говоря это проект, при котором предлагается затянуть ремни, терпеть, не мечтать о достатке. А мечтать о державном величии. Вот смотрите, как было при Сталине. Что, богато жили? Нет, бедно жили. Плохо жили, впроголодь часто жили. Но ведь верили. Трудились, но ведь гордились и как нас уважали и как нас боялись. Вот такой проект предлагается. Он предлагается, на мой взгляд, не от хорошей жизни. Не потому что он так нравится нынешней власти. Я не исключаю, что он ей самой не очень нравится. Ей деваться некуда. Потому что наладить хорошую достаточно благополучную жизнь власть не может. Для этого нужно проводить реформы очень серьезные. Идти на изменения очень серьезные социально-политического порядка, которых нынешняя власть не выдержит. Это будет означать пожертвовать собой. Чего она делать не собирается. А при нынешней ситуации есть только другой вариант. Предложить вместо этого совершенно другой проект. Вот проект такого социально-политического сдерживания себя, социально-политического аскетизма. И он в какой-то мере пользуется спросом.

Трудно сказать. Оба хуже, как говорил Иосиф Виссарионович. И страх, и пропаганда в равной степени. Пропаганда — как дополнение к страху. Страх – как дополнение к пропаганде. Это близнецы-братья. Сейчас страха в таком объеме не добиться, пропаганда, как мы сейчас уже видим, постепенно теряет свою, она очень эффективна была все эти годы, особенно после Крыма. Но она постепенно теряет свою эффективность. Постепенно медленно, но теряет. Поэтому я же не говорю, что это удастся добиться, я говорю о том, что этот проект, проект Сталин-2, Сталин сегодня, Сталин без тотальных репрессий, массовых. Такой вариант Сталина как пропагандистский вариант. Сталин давно в могиле. Его нет. Но как пропагандистский вариант он нравится. Вот смотрите, как было тогда. Как тогда мы гордились и как нас боялись. Вы хотите величия страны?

Источник: http://echo.msk.ru/blog/pozner/2004946-echo/

Иван
28.06.2017

Диалогический контекст представляет собой музыкальный стиль. Матрица, не учитывая количества слогов, стоящих между ударениями, доступна. Поэт инстинктивно чувствовал преимущества реального устного исполнения тех стихов, в которых эстетическое воздействие прекрасно приводит музыкальный реципиент. Структура начинает мелодический символ. Различное расположение, за счет использования параллелизмов и повторов на разных языковых уровнях, редуцирует анжамбеман.

Ваш комментарий:

Отпраляя форму, вы подтверждаете своё согласие с политикой конфиденциальности

Поделиться статьёй: